FB Telegram Youtube
Logo
Я куплю тебе дом
18:56 13 Ноя 2018

Мы уже писали о том, что после скандала с прокладыванием НАБУ кабеля для прослушки САП в СМИ была намеренно слита якобы мишень этой прослушки – прокурор САП Ольга Яровая. Та самая, которая курирует дело по «Роттердам+». Госпожа Яровая в этой операции НАБУ была просто объектом прикрытия, который предъявляют публике в случае провала дела. Как умные угонщики или грабители пускают впереди себя автомобиль с сообщниками, который отвлекает внимание полиции. НАБУ, как это часто с ним бывает, дело провалило, и пришлось показывать Яровую. Был даже вброс о взятке, на которой НАБУ якобы хотело задерживать прокурора с поличным.

Недавно произошла тоже весьма занятная история. В автомобиле Яровой разбили окно и похитили какие-то вещи. Но прокурор почему-то не стала заявлять об этом в полицию. Такое поведение представителя САП не может не вызывать вопросов. Либо прокурор не верит, что украинские правоохранительные органы могут задерживать преступников (но тогда зачем она в них работает?), либо опасается давать показания об украденном и очень не хочет, чтобы его искали. Либо, как написано в новости о происшествии, украдены были «вещи, которые не представляют значительной ценности».

Третья версия вполне вероятна. Потому что очень многое из того, что для рядовых украинцев является серьезной утратой, для прокурора Яровой не более, чем вещи, «которые не представляют значительной ценности». Только в САП Ольга Анатольевна зарабатывает 120-140 тыс грн в месяц. Но этого антикоррупционному прокурору хватает только на помаду. Согласитесь, выжить на эти деньги умнице и красавице из прокуратуры – невозможно. И поэтому, чтобы Ольга, защищающая нас от произвола, хоть как-то сводила концы с концами, ее поддерживает семья. Вот, например, папа – Анатолий Алексеевич, в мае подарил любимой дочери 8 млн грн. А потом в августе вспомнил что-то, и добавил еще 300 тыс грн. Вот если бы вам дарили 8 млн грн, вы бы переживали о каком-то там разбитом стекле?! Конечно, нет. Вот и Ольга Анатольевна думает о более важных вещах.

Например, о покупке дома и участка в Ирпене, которые антикоррупционный прокурор приобрела в июне этого года за 840 тыс грн. То есть, за одну десятую часть папиного подарка. Куда прокурор потратила девять десятых части подарка? На этот вопрос мог бы ответить Артем Сытник с помощью своих детективов. Но Артем почему-то ничего не рассказывает об этом. Как и других «подарках» на миллионы гривен, которые получала Яровая от различных членов ее семьи.

А мы расскажем. Как и политики, правоохранители бывают крупного калибра, а бывает – мелочевка. В том числе, и правоохранители, которые превратили свою работу в доходный бизнес. Так вот прокурор Яровая к представителям высшей лиги не относится. Но дело свое, как говорил Жеглов – добре знает. Копеечку к копеечке, и собираем миллион.

Итак, в прошлом году папа подарил нашему антикоррупционному прокурору 250 тыс грн, брат Дмитрий – 100 тыс грн. А вот в 2016-м папа дал всего 150 тыс грн, а вот брат порадовал – 1,3 млн грн. Подарок понадобился, чтобы обосновать лечение в Израиле, где, как известно, должны лечиться борцы с коррупцией, стоимостью в 1,35 млн грн. Ну а в 2014 году уже мама подарила прокурору 1,2 млн грн. Просто так.

2014 год вообще был урожайным на подарки.  В декабре Ольге, которая тогда еще была скромным прокурором в Днепропетровской прокуратуре, подарили дом в Днепропетровске площадью 300 квадратных метров с гаражом и участок на 17 соток на берегу Куриного озера. А чтобы гараж не пустовал – добрейшие родственники преподнесли Ольге ключи от автомобиля Toyota RAV4.

Родные так любят Ольгу Анатольевну, видимо, потому что она для них – настоящий талисман. Чем дальше она продвигается по службе – тем лучше идут дела у семьи. Так, в 2015 году Ольга только возглавила Пятый отдел САП, а уже в 2016 году брат Дмитрий покупает пять квартир в Днепре площадью соответственно 46, 84, 81, 65 и 55 квадратных метров. Зачем они Дмитрию? Ведь в 2013 году он уже купил две трехкомнатные квартиры по 80 метров. А на жену в 2015 году записал еще одну квартиру в 105 квадратов. Для Дмитрия это было слишком много, но, видимо, для его сестры из САП – слишком мало. И в январе этого года Дмитрий зарегистрировал на жену еще четыре квартиры в Днепре – 3 по 105 квадратных метров и одну, сиротскую – на 97 квадратов.

Семья Яровых ездит на правильных авто. Только Ольга, как мы помним, для маскировки на RAV4. А брат – на Mercedes S500, папа – на Lexus RX350.

Ну, и, конечно, все Яровые, кроме, разумеется, семейного антикоррупционного прокурора, владеют корпоративными правами в десятке самых разных бизнесов. В сфере недвижимости, торговли металлом, сельского хозяйства и других.

Папа, например, владеет ООО «СЛАВОЯР», «Промметизкомплект», «ДОНА-С», «Е&Т», «АНОД-Сизиф», «ДНЕПР-Сизиф», «АНОД» и других. Мама имеет долю в предприятиях папы. Интересен брат. Который является владельцем ООО «МЕТАЛЛ УКРАИНЫ 2000», «КОРС», «АЭР НЕТ», «СМАРТУМ Технолоджис» и управляет ООО «ТЕХСПЛАВ» и «ЗЕВС-ИНВЕСТ». Поверхностный мониторинг деятельности этих компаний дает интересные результаты. Например, ООО «Корс» является фигурантом расследования Генпрокуратуры о рейдерском захвате с/х земель и агрохозяйства в Харьковской области, а «Зевс-Инвест» — фигурантом расследования Нацполиции в Днепре по факту строительства торгового комплекса без каких-либо разрешительных документов.

И даже на жену брата также записано несколько предприятий. А именно – ЧП «ХОЛДИНГ АВТО-ПЛЮС», ООО «ЛЕСА ЗАКАРПАТЬЯ», ООО «Гестола» и модельное агентство «Оскар моделс».

Впрочем, все это мелочи по сравнению с бизнесом Ольги Анатольевны в САП. Яровая вела дело НАБУ в отношении бывшего исполнительного директора НАК «Нафтогаз Украины» Андрея Пасишника, обвинённого НАБУ в «незаконном влиянии на экс-министра Айвараса Абромавичуса». Яровая так талантливо писала обвинительный акт по делу, что суд его дважды возвращал. А главной «победой» Яровой в процессе стала мера пресечения, избранная судом для Пасишника – личное обязательство.

Еще более ярко Яровая работала по очень важному для Фирташа уголовному производству, а именно – разворовыванию полмиллиарда гривен, выделенных на модернизацию Запорожского титаномагниевого комбината, его директором – менеджером Фирташа Сиваком. Несмотря на наличие доказательной базы, расследование длилось около 2 лет, и всячески затягивалось Яровой.

В частности, прокурор САП неоднократно откладывала истребование банковских выписок по счету «ЗТМК» в банке «Надра», которые подтверждали вывод на Кипр 492 миллионов гривен, предназначенных на модернизацию предприятия. А кроме того – отозвала апелляцию САП на смешную сумму залога для Сивака в 5,7 млн грн. Однако это были мелочи по сравнению с дальнейшим ходом Яровой. Прокурор по известным только ей причинам передала дело не в Запорожский суд и не в Соломенский суд Киева (по месторасположению расследующего дело НАБУ), а в Печерский суд Киева. Там оно пролежало без рассмотрения 7 месяцев, а затем суд отказался рассматривать производство, обосновав свое решение тем, что это не его подсудность.

Так вот, директору НАБУ Сытнику хорошо известно и о «подарках» Яровой – деньгах, участках и авто, и о семейном бизнесе антикоррупционного прокурора, и о том, что субъекты этого бизнеса являются фигурантами уголовных производств. Хорошо знает Артем Сергеевич, что именно Яровая сливала расследование НАБУ по ЗТМК и действовала в интересах Фирташа. Тем не менее, в НАБУ ровно ничего не предпринимают в отношении Яровой и используют ее имя, как громоотвод для СМИ. Почему? Может быть потому, что Яровая оказалась сговорчивой по делу «Роттердам+», которое ведет НАБУ? И смотрит сквозь пальцы на смехотворные «экономические отчеты специалистов», о которых спустя два года расследования рассказывает директор НАБУ?

А вот кто выступает сегодня в качестве актуальных политических заказчиков Яровой – возможно, не знает даже Сытник. И манипуляции Яровой с подарками, бизнесами, недвижимостью и игра в поддавки с Фирташем – это невинные шалости по сравнению с этим кейсом.  О котором подробно мы расскажем в одной из следующих публикаций.

 

 

Могут быть интересны
Больше публикаций
Приветствуем, дорогой друг, если ты хочешь сообщить нам что-то очень важное, заполни форму. Тебя ждёт вознаграждение - мы платим за инсайд.