FB Telegram Youtube
Logo
КАНАЛИЗАЦИЯ ВЛАСТИ
22:05 19 Фев 2020

Может статься, что судьба Приватбанка решится не в Киеве и даже не в Вашингтоне, а в столице Великобритании. В Высокий суд Лондона иск против Порошенко и Гонтаревой подал Суркис-младший с требованием компенсировать средства за невыполнение условий соглашения, по которому Порошенко якобы должен был выкупить долю Суркисов в телеканале «1+1». Об этом в середине января писало «Зеркало недели», вчера информацию подтвердило «НВ Бизнес».

В пресс-службе «Европейской солидарности» заявили, что Порошенко не заключал никакого соглашения с братьями Суркисами по «1+1» и никому не давал соответствующих поручений. Комментарий Гонтаревой выдержан несколько в другой тональности. «Даже если что-то в этой статье («Зеркала недели») является правдой, то ни я, ни НБУ здесь точно ни к чему! И если за нашей спиной кто-то что-то делал, то мы не имеем к этому никакого отношения».

Скрытое раздражение экс-главы НБУ имеет свои причины. В международных судах Коломойский в настоящий момент находится в откровенно проигрышной позиции. Сейчас он мошенник, криминальный олигарх, укравший и отмывший миллиарды долларов. Все тот же Высокий суд Лондона принял к рассмотрению иск «Приватбанка» и признал, что у банка есть веские аргументы в пользу взыскания 1,9 млрд долларов (с учетом процентов – более 3 млрд). Сам Коломойский этого не пытался оспаривать, упирая лишь на несоответствие британской юрисдикции. Есть данные форензик-аудита детективов Kroll о том, что перед национализацией банк «был объектом масштабных и скоординированных мошеннических действий как минимум в течение десяти лет, что привело к нанесению банку убытков по меньшей мере в размере 5,5 млрд долларов».

Национализация крупнейшего банка, работавшего в режиме личного офшорного пылесоса Коломойского, прошла при полной поддержке Запада. Действия Минфина и НБУ были высоко оценены его институтами – от МВФ до, собственно, посольств. Беспрецедентная в истории страны операция была проведена на впечатляющем уровне. Несмотря на панику, которая началась, когда последние недели банк перестал обслуживать платежи, ситуация была стабилизирована практически сразу. Банк продолжил работу и начал показывать прибыль.

Так вот, раздражение Гонтаревой понятно. На прозрачной, признанной миром истории Суркисы могут поставить жирную кляксу. И если не перевести, то подвинуть противостояние «Украина-Коломойский» к выгодному последнему формату – создать важный прецедент для многочисленных судебных процессов в Украине и за ее пределами и послать сигнал судьям. Все очень просто. Коломойский пытается перевернуть процессуальный дискурс из очевидного для всех масштабного экономического преступления в формат политического противостояния.

Так сказать, сменить масть и превратиться из уголовника в политического. Представить себя в роли диссидента, который пострадал за правду. Был честный банк, был честный телеканал. Порошенко не выдерживал свободы слова и хотел купить долю телеканала у Суркисов, затем у самого Коломойского, и влиять на правду Саши Дубинского. А потом пришла к Порошенко Гонтарева и говорит: а зачем покупать? Давай банк национализируем, а телеканал бесплатно заберем. Вот как-то так и получается, граждане судьи, что банк национализировали не потому, что я его разграбил и угрожал обвалить всю банковскую систему страны, а в рамках моего политического преследования.

Версия явно абсурдная. Но Игорь Валерьевич рассчитывает на принцип Шария. В котел с враньём бросаем щепотку правды. И подаем как съедобное блюдо. Порошенко, похоже, действительно вел переговоры с Суркисами, и не будь у них подтверждающих переговоры документов (насколько велика их сила – другой вопрос) – они не пошли бы в английский суд. Эмоционально понимаем желание Петра Алексеевича взять под контроль работающий в режиме информационного киллерства телеканал Коломойского. Но именно подобная абсолютно невынужденная и, видимо, рефлекторная, из 90-х, византийщина и привела к результату на выборах. Вести подобные переговоры до, а тем более, как утверждают судьи, после национализации – это было закладывание бомбы не только под себя, но и под действительно признанной миром перемогой – успешным антикризисным шагом, сохранившим банковскую систему и удержавшим национальную валюту.

Также очевидно, что Суркисы не действуют самостоятельно, «чтобы отомстить Порошенко», как уверял источник «ЗН». Они действуют как орудие Коломойского для создания для него защитного плацдарма. На это указывает и время подачи иска (спустя два года после национализации, спустя 9 месяцев после ухода Порошенко и в момент, когда юридические позиции Коломойского слабы) и то, что вторым ответчиком иска выступает Гонтарева, личный враг и объект непрекращающихся атак Коломойского. Все свои прочие тяжбы Суркисы начали давно, еще при Порошенко, и часть из них промежуточно выиграли.

Ход Суркисами в английский суд по переговорам по «1+1», безусловно, хорош. Вот только есть вся доказательная база того, что Суркисы были непосредственными участниками «сложной мошеннической схемы» Коломойского, которую предварительно уже признал английский суд. При национализации средства Суркисов в Украине (около 1 млрд грн) и в кипрском филиале «Приватбанка» (около 250 млн долларов) были конфискованы в капитал банка как средства связанных с Коломойским лиц. То есть, соучастников. Коломойский и Суркисы являются партнерами в ряде бизнесов. Собственно, в «1+1», «Гравис-кино», телеканале «ТЕТ», Запорожском заводе ферросплавов. Банки Коломойского и Суркиса тоже «дружили»: Приватбанк, например, передал в пользование А-Банка Суркисов свой уникальный софт.

250 млн долларов Суркисов в кипрском отделении Приватбанка лежали под очень интересный процент – 13%. Таких ставок нигде в мире нет, а на Кипре тем более. За что такая щедрость от Коломойского? А может, вот за что – вспомним информацию, опубликованную депутатом Арьевым. О том, как 41 миллион долларов из «Приватбанка» при Коломойском был выведен на счета студии «Квартал 95» Владимира Зеленского. На два офшора – кипрский Aldorante Limited и белизский Film Heritage Inc (оба оформлены на Зеленского). Выводились деньги так. Сначала «Приватбанк» выдал кредиты двум прокладкам Коломойского, через несколько секунд эти средства оказались на счету контролируемой им «Укртранснафты», а оттуда попали на счета компании Transit SA в кипрском филиале Приватбанка. С нее – через цепочку офшоров к Зеленскому.

Но на кого же записан первичный кипрский адресат – зарегистрированная в Швейцарии Transit SA? На Коломойского (32,5%), Боголюбова (32,5%) и – бинго, Игоря Суркиса (25%). Вот такие несвязанные лица. Может быть, участие в выводе и отмывании денег и объясняет космическую доходность депозитов Суркисов?

Самое смешное, что суды в Украине Суркисы выиграли (пока промежуточно), упирая на то, что это не они с Коломойским владеют «Плюсами», а какие-то офшорки. Мы не знаем какие, говорят украинским судьям Суркисы. А в английский суд Суркис-младший теперь идёт как – правильно, владелец «1+1». И из этого подхода ну просто выпирают уши и котлеты Игоря Валерьевича. Английским судьям явно не понравится, что кто-то в Украине считает их ослами.

Ну и напоследок о несвязанных лицах Суркисах, которые то владеют «Плюсами», то нет. Английскому суду стоит направить запросы в НАБУ и САП. И спросить – ху из мистер Крючков. Которого как обезьяну в клетке накануне президентских выборов Коломойский привез в Украину, чтобы добавить компромата на Порошенко. В НАБУ и САП может случиться потеря памяти. Точнее, уже случилась. Поэтому напомним мы. По данным НАБУ, Дмитрий Крючков является протеже Григория Суркиса. Бюро подозревало, что именно Суркисы были настоящими идейными вдохновителями схемы «Энергосети» Крючкова и обещало братьям 7-12 лет тюрьмы. За то, что Крючков с их помощью вывел с государственных облэнерго более миллиарда гривен. Схема была простая – за электроэнергию, поставленную государственным облэнерго, заводы Коломойского и Фирташа с дисконтом и по предварительному сговору платили левой конторе Крючкова.

Закончим атмосферным телефонным диалогом нашего истца Игоря Суркиса с Крючковым, который собирал для них денюжку с казенных облов.

И. Суркис: Алло, Дима, ты звонил мне?

Крючков: Да, Игорь Михайлович, я просто не мог Григорию Михайловичу дозвониться. Но я там все сделал. Вы знаете, да?

И. Суркис: Что именно, Димулька, скажи мне, пожалуйста?

Крючков: Ну, «З» 143 — раз. (Запорожьеоблэнерго – 143 млн)

И. Суркис: Ну.

Крючков: Второе — от бородатого товарища еще 22. (От Коломойского по фейковым документам – 22 млн грн за поставленную государством электроэнергию).

И. Суркис: Да ладно. Получил?

Крючков … Ой, я не знаю. Я чемпион мира, мне кажется, за последнюю неделю.

И. Суркис: А сколько еще должен получить?

Крючков: Ну, еще завтра — еще 20.

И. Суркис: Ну.

Крючков: Вот. И через неделю — еще 20.

И. Суркис: Молодец, Димуля.

Могут быть интересны
Больше публикаций
Приветствуем, дорогой друг, если ты хочешь сообщить нам что-то очень важное, заполни форму. Тебя ждёт вознаграждение - мы платим за инсайд.