FB Telegram Youtube
Logo
ВЯЗАНИЕ КРЮЧКОВЫМ
19:42 15 Май 2019

Незаслуженно малозамеченным прошло интервью «ЭП» Дмитрия Крючкова, компания «Энергосеть» которого подозревается в нанесении государству Украина ущерба как минимум в 1,4 млрд грн.

Напомним, что в 2014-2015 годах Крючков при поддержке Суркисов и Григоришина создал параллельную и очень прибыльную реальность. Его компания получила от трех государственных, но контролируемых старшими партнерами Крючкова облэнерго право требовать долги с крупных промышленных потребителей.

Этими потребителями были, в частности, заводы Фирташа и Коломойского. При этом новый «кредитор» пришел к олигархам ну просто со сказочным дисконтом, и старые акулы не смогли отказать талантливому юноше, и сразу все заплатили, хотя до этого судились по долгам с облами годами. Почему?

Повторимся – все дело в сумме. Например, при общей задолженности в 112 млн ЗТМК заплатил «Энергосети» всего 30 млн. Остаток – 82,3 млн гривен Фирташу простили. Олигархи с удовольствием шли на такое списание сотен миллионов за долю малую.

Нет, Крючков официально, конечно, заявлял, что собирается отдавать деньги облам. Когда-нибудь потом, в рассрочку к 2020 году. Но, как следовало из обнародованных в 2015 году материалов суда, никаких ежемесячных платежей не вносил. Только из одного «Запорожьеоблэнерго» так было выкачано около 350 млн грн. Но затем за Крючкова взялось НАБУ, арестовало часть его счетов, и Крючков бежал из Украины. Сначала в Россию, где ни много ни мало – получил паспорт политического беженца.

Предоставлению такой защиты способствовал российский госбанк ВТБ, представители которого являются партнерами Крючкова в другой его энергетической компании «Эксим Энергосбыт».
Крючков жил в Словакии, Австрии и Монако, в начале 2017 года Интерпол объявил его в международный розыск. В апреле прошлого года он был задержан в Германии, через месяц вышел под залог в 100 тысяч евро.

Тогда адвокат Крючкова назвал его преследование политически мотивированным, «сфабрикованным» делом, за которым стоит желание Петра Порошенко устранить Крючкова из энергетического бизнеса и «отрезать оккупированные территории на востоке Украины от поставок электроэнергии». Сам Крючков сидел тихо, о своей помощи оккупированным территориям заявлений почему-то не делал, и давать комментарии СМИ отказывался. Экстрадировать Крючкова тоже никто не спешил.

Но в конце марта произошло сразу два интересных события – 28 марта «Схемы» сделали расследование на основе слитых им неизвестным источником телефонных переговоров. Расследование о том, что за Крючковым мог стоять соратник Порошенко – Игорь Кононенко.

Причем переговоры, которые были обнародованы в «Схемах», Крючков явно записывал сам (и этим он и симпатичен Игорю Валерьевичу, который тоже так любит делать). А контент, который в итоге получили «Схемы», был согласован с Суркисами, учитывая, что в показанных диалогах их роль – сугубо номинальная, но очень удалая, как у Коломойского, отчитывающего Ткаченко («может надо были не водку пить, а работать головой», «Димулька»?). Дополняется картина последним пазлом: Крючков, до этого такой молчаливый, вдруг написал целое письмо журналистам программы. А 29 марта, в пятницу, Генпрокуратура тоже внезапно прозрела и отправила запрос на экстрадицию в Германию. Ну а день спустя, в воскресенье, был первый тур президентских выборов.

Но еще более интересное событие произошло в начале марта. Крючков сам явился в немецкую тюрьму Штадельхайм и написал заявление с просьбой экстрадировать его в Украину. Просто как в анекдоте: Штирлиц склонился над картой, его рвало на Родину.
Понятно, что возвращение в Украину с перспективой посадки было явно не инициативой Крючкова (о чем, кстати, свидетельствует крайне нервозный тон его письма «Схемам»). Решиться вернуться он мог только под очень серьезные гарантии безопасности. И таких гарантов у Крючкова было два.

Первый – это, конечно, Коломойский, что Крючков фактически подтверждает в своем интервью «ЭП», говоря, что «спрашивал мнение у Игоря Валерьевича», но «о гарантиях речь не шла». Понимаем, Дмитрий. Вам было просто интересно мнение Игоря Валерьевича как правоведа.

Но одного только «мнения» Коломойского достаточно сейчас, после выборов. А до первого тура это было хорошо, но мало. И вторым гарантом выступил партнер Игоря Валерьевича – Юрий Луценко. Который, как когда-то Литвин, исправно подносил снаряды. Правда, не к тем пушкам, к которым его поставили. Зер гуд, Вольдемар, как говорил в подобной ситуации Кучма.

Две спецоперации по влиянию на результат президентских выборов в Украине Коломойский провел лично с генпрокурором – возвращение блудного Крючкова и подозрения Гонтаревой+. Причём если на слив информации по первому кейсу клюнули «Схемы», то по второму пришлось использовать уже изрядно потрепанный и уставший официальный орган Игоря Валерьевича – Сашу Дубинского.

Обращает внимание, с какой бережностью относится Игорь Валерьевич к своей немецкой посылке в Украину. Крючкова сразу по прилету взяла на обслуживание юрфирма Equity Грановского, который и раньше симпатизировал Игорю Валерьевичу, а после второго тура президентских выборов так вообще принялся лайкать посты Разумкова и интервью Зеленского. Игорь Валерьевич абсолютно не зря (как правовед правоведу) рекомендовал Крючкову ехать. Все произошло, как договорились. НАБУ задержало, суд отпустил. Адвокаты Equity оказались настолько добры, что внесли залог в 7 млн грн. Из собственных средств.

Вот тут интересно, зачем Коломойскому Крючков после слива предвыборного компромата? И нужен ли? Полагаем, что на Крючкова большие планы. Корбан уже не тот. Нету огня в глазах, да и обиду, похоже, затаил. У Портнова своя игра, хоть и партнер.

Богданом все дырки не заткнешь, да и чересчур академичен для брутальных мероприятий. А вот талантливый мистер Крючков, когда-то пытавшийся отжать Ровенскую АЭС – самое то.

Также занятно, что в своем интервью Крючков принялся озвучивать тезисы нового темника Коломойского: о том, что рынок электроэнергии запускать не надо. И в то же время «Роттердам+» (который перестает работать после запуска рынка) надо отменить, как преступную схему. Собственно, когда «Роттердам+» ругает такой человек, как Крючков, это автоматически снимает все юридические вопросы к формуле. Так вот, и рынок – плохо, и Роттердам плохо, а хорошо ручное регулирование. К нему мы готовы, а к рынку нет.

Использование Крючкова в качестве спикера войны с Роттердамом и спойлера запуска рынка электроэнергии похоже на еще один пробный шар Коломойского. У которого короткая скамейка запасных и большой дефицит экспертов. Фактически по «Роттердам+» отрабатывал только Герус, а против рынка уже отказывается выступать и он. Оно и понятно: чтобы занять пост в вертикали Зеленского Герусу нужна поддержка, или, как минимум, нейтралитет, Запада, а любой человек, выступающий против рынка для Запада – либо опасный идиот, либо вор. Либо, как это часто бывает в Украине – гармоничное сочетание этих ипостасей.

Ну, и, наконец, в интервью Крючков заявил о претензиях на приватизацию стратегического актива – «Центрэнерго» в качестве обладателя крупнейшего пакета долгов госкомпании и имея «колоссальные дополнительные бонусы в виде комитета кредиторов и возможности влияния на арбитражного управляющего и комитет кредиторов». Конечно, у самого Крючкова 6 млрд грн на приватизацию нет, но есть «коллеги и партнеры, у которых личное состояние с девятью нулями и впереди не единица, и к которым можно обратиться».

Даже не знаем, про кого это он? Может про того самого, которому Приватбанк «должен» 2 млрд долларов, как это признала сегодня Зе-команда устами г-жи Страховой? Орнамент, которым украсила Страхова свой спич – про взаимозачет и якобы признание Коломойским части своих кредитов и т.д, никого не должен вводить в заблуждение. Это просто орнамент. А суть – это принятие представителем новой команды ключевого для Коломойского пункта – наличия долга перед ним. А дальше уже будут просто юридические детали.

Ну в случае получения этих 2 млрд (как говорил Коломойский, можно даже ОВГЗ) он легко отлистает 200 млн своему новому фронтмену на покупку Центрэнерго.

Могут быть интересны
Больше публикаций
Приветствуем, дорогой друг, если ты хочешь сообщить нам что-то очень важное, заполни форму. Тебя ждёт вознаграждение - мы платим за инсайд.