FB Telegram Youtube
Logo
ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ
21:30 28 Ноя 2019

«Время вернуть доверие к правоохранительным органам, которое мы лелеяли в начале реформы. СБУ не будет заниматься экономическими преступлениями. Не борьба с коррупцией, а победа над ней. Недавно созданным антикоррупционным органам и Высшему антикоррупционному суду — максимальную государственную поддержку для эффективного выполнения их задач. Нулевая толерантность к коррупции на всех уровнях. Подозреваемый в коррупции не выйдет под залог. Осужденный за коррупцию получит конфискацию имущества и пожизненный запрет занимать государственные должности».

Это не тост. Это – предвыборная программа президента Зеленского. То, что он обещал еще полгода назад. Получилось не совсем то, что обещал Владимир. На второй день пребывания на должности Зеленский – нет, не ликвидировал Управление К СБУ, как обещал, а назначил его главой своего друга Ивана Баканова. С нулевой толерантностью к коррупции у президента тоже как-то не заладилось. Друг Юзик ездит в Кривой Рог, где объясняет начальнику полиции, что теперь он его крыша. Во фракции Коля Оболонский и другие авторитетные депутаты разносят конверты с долларами, но исключают из фракции не тех, кто разносит, а тех, кто об этом рассказывает. Группы влияния осваивают потоки и грызут друг друга, а президент записывает видео о том, что он построит школу в Станице Луганской.

Но вот где президент сдержал слово, так это в пункте о «максимальной государственной поддержке недавно созданных антикоррупционных органов для эффективного выполнения их задач». Как следует из недавно опубликованных записей разговоров в служебном кабинете директора ГБР Романа Трубы, эту поддержку антикоррупционным органам оказывает лично президент, а также глава Офиса Богдан и его заместитель Смирнов. И эта поддержка – консультационная и методологическая. Три опытных юриста рассказывают Трубе, как, когда и против кого ему следует открывать производства, а благодарный директор ГБР возит им тексты подозрений на согласование. Действительно, максимальная поддержка, тут не поспоришь. И эффективное выполнение задач. Правда, не ГБР, а Офиса президента, ну и немножко Игоря Валерьевича Коломойского. Хотя, может, в предвыборной программе это и имелось в виду?

Как бы то ни было, а президент и его Офис настолько скромные люди, что решили скрыть факты своей помощи ГБР. И поэтому в прошлую пятницу в Раде была подана поправка к изменениям в закон о ГБР, предусматривающая увольнение Трубы. Подана она была главой партии «Укроп» Коломойского – Тарасом Батенко. Накануне своего очень-очень вероятного увольнения директор ГБР дал интервью «Левому берегу». Лебединая песня Трубы оставляет ощущение испанского стыда. Берущие интервью журналисты явно не верят ни одному слову, и с трудом скрывают свое неуважение к собеседнику. Понять их можно, поскольку адекватному человеку верить в то, что рассказывает директор ГБР, и уважать правоохранителя, добровольно ставшего инструментом Портнова – сложно.

Кошкина прямо спрашивает Трубу, его ли голос на пленках. Тот боится это отрицать, и говорит, что голос «похож», а чей он – Труба точно не знает. Не знает, потому что говорит этот проклятый голос такие невообразимые вещи, которые бы Труба даже подумать не мог, не то что сказать. Это явно скомпилировано врагами. Так, может, расследовать это, провести экспертизу записей и голоса, предлагает Кошкина. Нет, это невозможно, — сокрушается Труба, — потому что у нас нет оригиналов записей, какое тут может быть расследование? Вот если бы взяли и по-человечески пришли к нам в ГБР с оригиналами записей – вот тогда мы бы расследовали.

Во главе важнейшего органа оказался человек, готовый, скажем так, к большим компромиссам в сфере соблюдения законности, но, к счастью – не самого великого ума. И трогательно инфантильный. Как о преимуществе новой власти перед прежней, Труба говорит о том, что активно общается с Офисом президента. И этим, подчеркивает глава ГБР, Зеленский выгодно отличается от Порошенко. «У меня было несколько (две или три) встречи с руководителями АП или бывшим президентом. Сегодня встреч с представителями Офиса президента — очень много», — доверительно делится Труба.

Стесняемся спросить, а для чего нужны многочисленные встречи с президентом и его Офисом? Какое отношение президент, Богдан и Портнов, простите, Смирнов имеют к расследованию преступлений? О чем может идти речь на многочисленных встречах, если не о делах, которые ведет или будет вести ГБР? Что там еще можно обсуждать? Частые встречи – это косвенный, но очень красноречивый признак того, что на ГБР оказывается влияние руководством страны. И ГБР является его послушным инструментом.

И последнее, смешное, не можем удержаться. Труба говорит, что прослушку в вентиляции обнаружила уборщица, которая открыла окно и услышала «странные звуки». Ничего вразумительного на вопрос Кошкиной, почему он сам не услышал эти звуки, директор ГБР ответить не может. Как и на вопрос, куда уходили данные из вентиляции? Сначала Труба говорит, что знает полиция, но это тайна следствия, а затем – что этого никто не знает, потому что, насколько он понял, данные уходили по беспроводной связи. Как там у классика:

«- Доллары в вентиляции, — задумчиво сказал первый и спросил Никанора Ивановича мягко и вежливо: — Ваш пакетик?
— Нет! — ответил Никанор Иванович страшным голосом, — подбросили враги!».

А теперь немного о «максимальной государственной поддержке» другого «недавно созданного антикоррупционного органа» — НАБУ. Отличие Сытника от его менее хитрого коллеги в том, что в вопросе обслуживания высокопоставленных клиентов он исходит из принципа многостаночности. Здесь Богдан и Коломойский, там соросята. И наоборот. О «Роттердам+», где детективам НАБУ приходится фальсифицировать экспертизу, а прокурорам САП – их покрывать, мы уже писали. А теперь, конечно, на слуху дело Альперина.

Дальше будет текст сугубо для избирателей Зеленского. Друзья, давайте мы вам расскажем, как вы видите это дело.

…Звучит грустная проникновенная музыка из последнего фильма про Джеймса Бонда, и президент Зеленский говорит вам усталым охрипшим голосом: «В ходе специальной операции по выявлению коррупционеров вокруг и непосредственно на таможне от правоохранителей бежал некий господин Альперин, которого считают одним из крестных отцов контрабанды в Украине. Однако далеко он не добежал — границы надежно перекрыты, следовательно, Вадим Альперин скрывается где-то в стране. Прошу всех подключиться и помочь ему найти дорогу в НАБУ. Или помочь правоохранителям найти господина Альперина… С меня лично – ценный подарок тому, кто лучше поможет долгожданной встрече контрабандиста с законом».

Какой парень, а? Лично возглавил спецоперацию по поимке крестного отца. Лично сказал на всю страну «А теперь горбатый Альперин!». Ну, теперь-то заживем, — думаете вы, — главный злодей бежал от нашего Вовы. И даже начинаете с подозрением присматриваться в метро и супермаркете – не притаился ли где крестный отец. Потом, правда, этот Альперин сам приходит и сдается в НАБУ, что поселяет в ваши головы какой-то когнитивный диссонанс, извините, какую-то непонятку. Он же бежал… чего тогда пришел? И зачем президент вознаграждение обещал?

Ребята, мы расскажем, как было на самом деле. Дело в том, что на таможне таких крестных отцов – с десяток. И вокруг каждого – не головорезы с автоматами, а сотня таможенников, прокуроров, сбушников и полицейских. А генерально это все крышуется в Киеве, обычно на премьерском уровне. И когда в Киеве происходит локальная или глобальная смена власти, то и на таможнях начинается война кланов.

То, что вы сейчас видите, это как раз эта война. Ничего не поменялось. Хотя нет. Сейчас президент публично выступает на стороне одного из кланов, до чего его предшественники не опускались – на стороне клана Икса. Так в узких таможенных кругах называют Валерия Ивановича Хорошковского. Это экс-глава Таможни и СБУ, бывший работодатель президента на телеканале «Интер» и партнёр и инвестор Зеленского по «Кварталу 95». Икс в ситуативном союзе с соросятами снова заходит на таможню, заводит туда «доянуковичских» людей, и отодвигает конкурентов – в частности, Альперина. А кроме того, Альперину, который известен тем, что может забываться и забывать заносить кассу, дают понять, что забывать и забываться не нужно.

Кстати, НАБУ Альперина уже задерживало в 2017, и затем отпустило, после чего он продолжил свой бизнес разве что с большей осторожностью и без последствий со стороны НАБУ. Возможно, потому что неофициальным партнером Альперина является замглавы Киевской таможни Сергей Тупальский (задержан вместе с Альпериным). А кумом и другом Тупальского является заместитель директора НАБУ – Анатолий Новак. Поэтому было все хорошо. А сейчас Сытнику просто нужно показать, как эффективно НАБУ может действовать против конкурентов президента, – тут не до кумовства. А президенту нужно решить бизнес-задачи и показать, что он крутой Уокер и Джеймс Бонд в одном лице – поймал крестного отца Альперина. Вот и весь бином Ньютона, уважаемые избиратели президента. А крестного отца скоро выпустят.

И поэтому у Зеленского уже 52% вместо 73%. Следующую засечку ждем на 30%.

Могут быть интересны
Больше публикаций
Приветствуем, дорогой друг, если ты хочешь сообщить нам что-то очень важное, заполни форму. Тебя ждёт вознаграждение - мы платим за инсайд.