FB Telegram Youtube
Logo
ГОЛОС СОРОСА
21:29 27 Июн 2019

Партия «Голос» — это один смешной двойной стандарт. Начиная с лидера Славка, который с одной стороны патриот, а с другой – горячо и пылко говорил про референдум о федерализации. Продолжая Пинчуком, который, конечно, не имеет к Вакарчуку никакого отношения, как и Коломойский к Зеленскому. И который с одной стороны – Ялтинская европейская стратегия и завтрак в Давосе, а с другой – приемная Суркова и отдать Крым и заморозить Донбасс. И заканчивая соросятами – нашими как бы антикоррупционерами, пятым и десятым номером списка «Голоса» — Александрой Устиновой и Ольгой Стефанишиной. Которые с одной стороны боролись со старой медицинской мафией, а с другой – легализовали новую прогрессивную. И даже стали ее публичными лицами. И то, что раньше называлось грубым словом «откат», теперь стало – красивым грантом на развитие и оплатой и консультационных услуг.

Сегодняшний новостной повод – отзыв кандидата в народные депутаты в одномандатном округе №121 Львовской области Дмитрия Огнева – такое же смешное событие с двойным дном. С одной стороны, Огнев – муж сестры Глеба Загория, владельца фармацевтической фирмы «Дарница» и депутата БПП. И прописан Огнев по тому же адресу в Киеве, что и Загорий.

А с другой стороны – вряд ли кто-то поверит, что штаб партии этого не знал. И, тем не менее, утвердил. А теперь вдруг решил отозвать. Почему? Очень просто.
Потому что наши сестры Зайцевы – Стефанишина и Устинова, увидели в Огневе естественного врага за медицинский комитет Рады. Святой Джордж послал их в крестовый поход за бабками украинских пациентов, а на пути попался конкурент из украинской фармы. Ахтунг! Соседский кот в нашем погребе! Деньги ходят за пациентом, мы – за деньгами, а тут какой-то Огнев с львовского бугра. Девушки устроили затяжную обличительную истерику с разгоном постов ботов, но руководство все колебалось.

Пришлось решать вопрос с помощью тактического ядерного удара – «расследования» «Схем». Мы берем слово «расследование» в кавычки, потому что состояло оно, в отличие от большинства кейсов программы действительно уважаемой нами Натальи Седлецкой, в двух сканах реестра Минюста. Подтверждающих, что Огнев прописан по одному адресу с Загорием, а его жена и сестра Загория – член Набсовета «Дарницы».

И как удивительно: появилось «расследование» как раз в финале внутрипартийного противостояния. Ну, это просто совпадение. Разве может кто-то, а тем более люди такой душевной чистоты, как Стефанишина и Устинова, использовать уважаемую программу «Схемы» для решения своих будущих бизнес-вопросов в парламенте?
Казус в том, что Огнев, похоже, действительно шел лоббировать бизнес в Раду. Вот только не Загория, а свой, аграрный. У Огнева овечья ферма в несколько тысяч голов, ориентированная на экспорт в Европу. Он даже публично пообещал не лезть в фарму, но нет, парень – ни любви, ни тоски, ни жалости: уже закомпостировано – овцы Сороса львовских овец в Раду не пустили. А «Голос» остался без аграрного слота в Раде и одного округа.

Единственное, что хотели бы попросить у «Схем», так это не останавливаться. И пройтись дальше по списку «Голоса». Начать, например, с четвёртого номера Ярослава Железняка, который написал «Схемам» в первом комментарии на странице в ФБ, что спасибо, друзья, вы нам очень помогли! Разберемся и примем меры. Также, бывало, Ярослав отвечал и своему бывшему боссу – советнику Азарова и депутату Партии регионов Алексею Плотникову. Или, например, номер 30 списка – шоу-мен Сергей Притула. Который женат на дочери регионала Виктора Сопельника, бывшего вице-президента компании «М.С.Л» — лотерейного оператора, контролируемого российской Альфа-групп. Глава которой Михаил Фридман – большой друг Славка Вакарчука. А сестра жены Притулы замужем за Хомутынником.
А можно продвинуться и дальше, и тогда станет совсем смешно. Например, Виктория Пташник, идущая по округу от «Голоса». Мужем Виктории является адвокат Александр Мамуня, обслуживающий интересы «Дарницы» в ее споре с «Фармаком». Многие тайны хранит список «Голоса».

Но начать мы рекомендуем «Схемам» с самих Устиновой и Стефанишиной. Немного поможем. Как появились девушки на украинском политическом небосклоне? Из ЦПК и «Пациентов Украины», скажете вы. А как появился ЦПК, спросим мы, и «Пациенты Украины»? А появились они из головы черниговского вора и инъекционного наркомана Димы Шерембея. Когда мы говорим «вор» — это не метафора и не гипербола. Дима – вор-рецидивист, в рейс ходил трижды, причем один раз это была кража из детского сада. Выйдя в последний раз на свободу, Дима понял, что надо менять судьбу, лечить СПИД, туберкулез и гепатит С. А если опять поехать на зону, то с этим будут сложности.

И поэтому Дима решил стать ФОПом, заниматься торговлей, ремонтом и строительством. Но получая помощь от пациентской организации на лечение, понял, что за активизмом – будущее. Опыт зоны и воровской жизни был бесценен, и Дима в течение 5 лет поднялся на вершину пищевой пирамиды активизма и возглавил Сеть ЛЖВ (люди, живущие со СПИДом). А затем создал еще одну структуру – «Пациенты Украины». А ЦПК тогда был лишь жалким подразделением Диминого бизнеса.
Активисты, во-первых, пилили гранты зарубежной помощи. А они были очень существенными. Один только Глобальный фонд по борьбе с ВИЧ, туберкулезом и малярией заводил в Украину 30-50 миллионов долларов ежегодно. А во-вторых – лоббировали одних операторов рынка и гнобили других. Кого-то вводили в закупки МОЗ, кого-то выводили, вели насыщенную жизнь. В сети опубликованы налоговые накладные ФОПов Шерембея, Устиновой и Стефанишиной, которые получали регулярные платежи от фармпроизводителей, например, Abbvie.

В 2015-2016 вся гоп-компания во главе с Шабуниным лоббировала поставки Бориса Наумовича Литовского. Если кто не в курсе – это представитель Солнцевской ОПГ и Севы Могилевича в фармацевтике. Который начинал свою карьеру в Киеве в 90-х с того, что кидал на квартиры стариков. Но потом выбился в люди, и стал возить индийский мел под видом лекарств в Украину, регистрировать и пропихивать в закупки за счет госбюджета. Сначала МОЗ, а затем и международных организаций. Так вот самое отвратительное то, что лоббировали наши соросята не просто стремный индийский мел, не имевший даже индийской регистрации. А стремный индийский мел для онкобольных украинских детей. Чтобы почитать подробности, вбей в поиск запрос «венус индия литовский».

За заслуги на этом поприще Стефанишина стала заместителем министра здравоохранения, а активист в законе Шерембей вошёл в Национальный совет МОЗ по туберкулезу и давал там советы академикам. Кстати, ни у кого из упомянутых в этом материале величайших медицинских антикоррупционеров нет медобразования. А зачем? Это просто Швондеры, которые работают в подотделе очистки Сороса. И просто выполняют задачу.
Последний пример. Ольга Стефанишина, занимавшая пост заместителя министра по (барабанная дробь) евроинтеграции, 14 марта этого года отправила письмо руководителям медицинских учреждений Украины с требованием переделать заявку на лекарства для онкобольных на 2019 год. В письме она рассказывает, сколько и каких препаратов должны заказать врачи.

Интересно, правда? Человек без медобразования, занимающийся вопросами евро интеграции, требует от врачей заменить лекарства с неправильных – на правильные. Та же ситуация происходит и с лекарствами от гепатита С. Вот что пишут сами врачи.

«Я тут возмущаюсь тем, что наши министерские деятели противозаконно заставляют специалистов в регионах изменить заявки в сторону менее эффективных лекарственных средств для самых проблемных больных с гепатитом С, обрекая их заведомо на неответ на лечение и формирование резистентности, а, оказывается, они то же самое делают с онкобольными детьми… Это преступление. Идите и смотрите, кого вы собираетесь выбирать в партии Вакарчука», — пишет заслуженный врач Украины, профессор, зав. кафедрой инфекционных болезней в Университете Богомольца Ольга Голубовская.
А подается это, правильно, как борьба с коррупцией. Мы покупаем больше и дешевле. Да, малыши. Потому что зарабатывать можно на объемах и на препаратах с низкой себестоимостью. А стоят они мало, потому что лечат хуже. Или вообще не лечат.

Все эти стефанишины и устиновы – они ведь не сами придумали эту философию для украинской медицины. Они только фронтируют не самое лучшее западное фармацевтическое лобби, которое олицетворяет условный Сорос. Закупки лекарств за счет бюджета «авторитетными международными организациями» идут с задержкой в год. Где крутится за год 4-5 миллиардов – никто не знает. Закупается больше и дешевле, но часто – не то, что надо, а то, что пролоббировали, и то, что хуже лечит или, повторимся, вообще не лечит. Нередко – со сроком годности в 1-2 месяца. До сих пор это лобби было только в МОЗ, ну а теперь зайдет в Раду, и, как показывает эпизод с Огневым, очень не хочет видеть там украинского фармацевтического лобби. Хорошо ли, что вместо наших сукиных сынов там будут сукины дочки Сороса? Вопрос риторический.

Уверены только, что дело №42017000000000320 по обвинению «Пациентов Украины» и «Сети ЛЖВ» в «закупке по завышенным ценам фармацевтических препаратов» и «присвоении средств международной организации «Глобальный фонд для борьбы со СПИДом» в особо крупных размерах» было закрыто сугубо по политическим причинам.

Так вот, мы предлагаем «Схемам» спросить у Стефанишиной, зачем она требовала от онкологов переработать заявки? И кто ее об этом попросил, потому что сама она ну совсем не онколог. Вот это будет расследование без кавычек.

Могут быть интересны
Больше публикаций
Приветствуем, дорогой друг, если ты хочешь сообщить нам что-то очень важное, заполни форму. Тебя ждёт вознаграждение - мы платим за инсайд.