FB Telegram Youtube
Logo
ДОБЫЧИ НЕТ, НО ВЫ ДЕРЖИТЕСЬ
18:32 10 Дек 2018

Минэнерго предложило поднять базовую цену угля для государственных шахт на 10,5%. Предложение появилось на фоне новостей о том, что добыча угля в Украине продолжает падать. За 11 месяцев она упала на 4,6%. А к ноябрю 2017 года – почти на 10%. Разумеется, сообщения об этом не могли не вызвать очередной волны зрадофилии – «а где же ваш Роттердам», «это выгодно Ахметову, который тоже (когда-нибудь) попросит повысить» и т.д. Ну а экс-министр ЖКХ Алексей Кучеренко привлек внимание разведшейся с Петросяном Елены Степаненко искрометной шуткой «надо, видимо, «Роттердам +++» вводить и повышать цену на электроэнергию?!».

Надо, видимо, было в тучные 2000-е, когда Кучеренко работал министром ЖКХ, не дерибанить миллиардные дотации на углепром и ЖКХ, а проводить модернизацию шахт, теплосетей и внедрять национальные программы по энергосбережению в жилищном фонде и промышленности.

Сегодня из 33-х государственных шахт перспективу выйти на самоокупаемость имеют лишь 7 предприятий. Еще 15 считаются условно перспективными. При этом 15 шахт имеют стаж работы более 70 лет. Но за последние 20 лет реконструирована была всего одна шахта.

Большинство госшахт в полуобморочном состоянии, многие стоят без лав, добыча не ведется. Однако продолжают получать дотации. Появилось понятие «выстучать (касками на акциях протеста) зарплату». Выделяются миллиардные дотации на закрытие шахт, но за последние два года ни одна шахта не закрыта. Объемы дотаций не зависят от объемов добычи. Рентабельные шахты, например, Львовуголь, дотаций не получают. В развитие госшахты выделяемые дотации почти не идут. О приватизации госшахт речь не идет, хотя интерес инвесторов, в том числе зарубежных (например, китайцев), есть.

Ни для кого не секрет, что проблемы госшахт – это не «Роттердам+», а система «смотрящих» и тотальная коррупция. На закупках оборудования для госшахт кормятся целые команды из одних и тех же лиц. Чужие там не ходят. И никакая Prozorro не мешает этим схемам. И «сидящим на темах» командам не нужно, чтобы шахта была самокупаемой и, тем более, не нужно, чтобы ее закрывали. Им нужно вот это состояние между жизнью и смертью, чтобы эффективно воровать, и при необходимости политически шантажировать возможностью шахтерских протестов. «Роттердам+» для таких шахт – как витамины для больного, находящегося в коме и нуждающегося в интенсивной терапии. Как и увеличение базовой цены угля на 10%. Все эти меры уместны и действительно работают для рентабельных госшахт и частных шахт. А параллели между падением добычи на проблемных госшахтах и «Роттердамом+» — это сравнение теплого с влажным.

Приватизировать то, что может быть приватизировано. Возможно, оставить в собственности государства рентабельные шахты. Остальное закрыть и трудоустроить шахтеров. Как это сделала когда-то Маргарет Тэтчер. Частный владелец не будет воровать на закупках комбайнов, переплачивая за них в 4 раза. Частный инвестор будет вкладывать в развитие и платить конкурентную зарплату шахтерам. Как, например, это делает ДТЭК, которая только за первые 6 месяцев этого года вложила в развитие своих шахт 3,3 млрд грн, и зарплата на шахтах которой составляет 25-30 тыс грн (р).

Можно, конечно, вообще забыть о собственной угледобыче. Импортировать уголь и электроэнергию, как предлагает глава Ассоциации потребителей энергетики и коммунальных услуг Андрей Герус. Сайт Ассоциации не работает, и ее глава не обеспокоен. Не будет он обеспокоен, если страна лишится своей угледобычи и теплогенераций.

Видимо, Герус считает Украину высокотехнологичной страной, хорошо зарабатывающей и не нуждающейся в собственных энергоносителях. А президент одной отсталой страны, США, Дональд Трамп в это время отменяет постановления, ограничивающие добычу угля и газа, отменяет ужесточения регулирования угольных шахт и работающих на угле теплоэлектростанций внутри страны, и предпринимает меры по поддержке кредитования Всемирным банком строительства современных угольных ТЭЦ за границей, чтобы увеличить экспорт американского угля.

Просто для понимания. Украина в прошлом году импортировала 19,1 млн тонн угля. На 75 миллиардов гривен. Эти деньги могли бы оставаться в стране, идти в бюджет, на развитие украинских шахт, зарплаты шахтерам и создание новых рабочих мест. В этом году денег, которые могли бы остаться в Украине, но не остались, будет еще больше. Как насчет сделать счетчик по этому поводу, г-н Герус? Цифры тут побольше будут.

Могут быть интересны
Больше публикаций
Приветствуем, дорогой друг, если ты хочешь сообщить нам что-то очень важное, заполни форму. Тебя ждёт вознаграждение - мы платим за инсайд.