FB Telegram Youtube
Logo
МАЛЬЧИК, ВОСПИТАННЫЙ ВОВКАМИ
20:51 12 Окт 2020

«Мне кажется, что когда речь идет о вашем крестовом походе против коррупции, вы сделали прямо противоположное». Эта фраза ведущего BBC Стивена Сакура во время интервью с Зеленским показывает, что на Западе прекрасно понимают, что происходит в Украине.

В Украине происходит коррупция. О чем Зеленскому говорят с разной степенью мягкости западные институции, политики и журналисты. Ответ Венецианской комиссии по судебной реформе, в частности, законопроекту 3711 (о внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей») Зеленского – той же тональности. Как говорил живой пока еще классик: все х…я, Вова, давай по новой. Хороший законопроект, правильный. Но основные его положения надо переписать.

Судебная власть в Украине – государство в государстве. Она должна была бы быть органом, но по факту является опухолью, не дающей развиваться организму. Бедность страны и отсутствие инвесторов прямо обусловлены отсутствием честных судов. Инвесторы понимают, что их вложения в Украине не защищены, суды работают не по закону, а по звонку и по заносу в них денег. И в любой момент можно лишиться бизнеса.

Ситуация дошла до того момента, когда об этом открыто говорят послы G7 в Украине. «Наши инвесторы не считают, что они могут здесь защитить свои права перед справедливым судом, и это им мешает прийти. Все об этом знают, потому что одна компания рассказывает другой. Это очень плохо», — говорит посол Германии в Украине Анка Фельдгузен. И абсолютно четкие мысли посла об ожиданиях общества и мотивах власти. «И украинский народ, я думаю, хочет справедливого суда, судебную реформу. Я думаю, что малый и средний бизнес в Украине также этого хочет. Больше всего большие компании и олигархи заинтересованы, чтобы ничего не изменилось».

В октябре прошлого года была принята первая судебная реформа от Зе, еще при Богдане. Документ содержал прогрессивные нормы, скрытые мины для судейской мафии и откровенно абсурдные положения. Главным из которых было сокращение состава Верховного суда вдвое. Реализация законопроекта закончилась на стадии роспуска Высшей квалификационной комиссии судей. Попытка создать конкурсную комиссию по отбору новой ВККС – провалилась. В первую очередь, из-за саботажа Высшего совета правосудия. Закон наделял его доминирующими полномочиями при проведении конкурса, сводя участие экспертов-международников к роли свадебных генералов.

Попытки изменить условия конкурса ни к чему не привели, в итоге ВСП объявил о том, что конкурс не может быть проведен. Параллельно КСУ признал сокращение Верховного суда и другие нормы законопроекта Зеленского неконституционными, и окончательно похоронил первую версию президентской реформы. В нынешних выводах Венецианской комиссии это решение КСУ называется «результатом некачественного законодательного процесса».

Второй подход Зеленского к судебной реформе выдался куда более реакционным, мальчик понял, что с вовками надо дружить. Что характерно, если против первой версии костьми ложился ВСП, то вторую он всесторонне поддерживал. Возможно, потому что сам ее и писал. Если в первой версии была хоть какая-то попытка разделения полномочий по отбору, назначению, увольнению и наказанию судей, то во второй части ВСП становился сюзереном системы по умолчанию.

Тут следует пояснить, что деятельность ВСП при Зеленском – это реванш старой системы. Не трусливо подстраивающейся под новые условия, как при Порошенко, а прямо противопоставляющая себя обществу, как при Януковиче. Напомним, ВСП в начале сентября единогласно встал на защиту судей ОАСК и его главы Павла Вовка. Именно этот орган надзора за судьями мог и должен был отстранять судей в случае проступков, несовместимых с их статусом. Но 14 из присутствующих 14 членов ВСП не увидели ничего предосудительного в разговорах судей ОАСК на пленках НАБУ, где служители Фемиды обсуждают продажу и подтасовку решений, давление на другие органы власти, уход от аттестации, планы по захвату контроля над другими органами правосудия и прочее.

ВСП – это такой хранитель системы, мастер ключей. Он карает судей, которые проявляют независимость и идут против системы, и наоборот – защищает зашкваренных персонажей, которые действуют на благо системы или важных для нее людей. Это хорошо организованное, опытное и умелое зло. И действия Зеленского и его Офиса, в частности подача законопроекта 3711, говорят о том, что они хотели бы, чтобы это зло служило им. Вернее, и им тоже.

Особенно контрастно это выглядит на фоне предвыборных обещаний Зеленского и его партии об «очищении ВСП», которые в дальнейшем были еще раз публично подтверждены министром юстиции Малюськой. Который заявил, что обязательства ввести механизм «очистки» ВСП как ключевого органа судебной власти – это часть обязательств Украины перед МВФ.

Однако ни о какой очистке ВСП в поданном Зеленским законопроекте речь не идет от слова вообще. Зато говорится о дополнительных полномочиях ВСП, законопроект подчиняет ему еще не созданную ВККС и превращает ВСП в повелителя отбора судей. Сам ВСП тоже признает в себе что-то такое сверхъестественное, и идентифицирует себя как некую божественную сущность, очищать которую может лишь она сама – если захочет.

«Венецианка» не разделяет этих ортодоксальных убеждений и пишет, что «Вопрос добродетели членов Высшего совета правосудия является срочным и должен быть решен незамедлительно». И что в очистке ВСП, а именно – в увольнении не соответствующих критериям добропорядочности его членов, должна принять участие независимая от нее комиссия, в состав которой должны входить международные эксперты. И что создание такой комиссии не противоречит Конституции Украины (на чем, разумеется, настаивают в ВСП). И никаких дополнительных полномочий у ВСП над ВККС быть не должно. Таковы основные выводы «Венецианки», которые подразумевают необходимость переписывания президентского законопроекта.

Отдельный пункт – международные эксперты. Извечный тупик Запада, которому не на кого опереться, кроме как на своих сукиных сынов из комсомольско-цпкшного пула, которые рассматривают реформу как решалово для расширения ареала влияния. Почему бы не абстрагироваться от шабунинской братвы и не попробовать привлечь действительно независимых экспертов – условных английских судей, упоминаемых Саакашвили? Хоть какое-то ему применение.

Судя по комментарию главы профильного парламентского комитета, депутата СН и одного из основных кандидатов в кресло главы САП Андрея Костина, у Зеленского собираются торговаться по правкам с Западом. Костин сказал, что он и сам так все и видел, как написала Венецианка, и нехорошо, когда ВСП поглощает ВККС, некрасиво. А в целом, по его словам, будет продолжаться поиск «диалога» и «компромисса» с депутатами в «в пользу народа Украины». Одну из форм компромисса высказывал уже упомянутый Малюська: «Нормальной судебной реформы в рамках Конституции у нас не случилось. Может, и смысла в ней нет. Ведь надо просто уволить десяток-другой одиозных персонажей, и все будет по-другому». Не жили хорошо, не стоит и начинать. Уволим Вовка – и Запад даст немного денег.

В том-то и дело, что уже не уволите, даже если захотите. Даже если бы Зеленский вдруг захотел выполнить требования Запада, у него уже нет для этого прежних возможностей монобольшинства. Часть фракции тащит к себе Медведчук. Можно, конечно, рассматривать заявления Качуры о создании коалиции СН и ОПЗЖ в местных как технологию привлечения ватного электората. А можно не как технологию, а как симптом агонии. А с другой стороны – ноги откусывает ласковая пасть Игоря Валерьевича, продолжающего процесс скупки депутатов СН. Теоретически правки могли бы поддержать «Довира» Веревского, ЕС и Голос. Но вопрос – хватил ли голосов в такой конфигурации, и захотят ли ЕС и Голос спасать Зеленского, или подождут, как его политический труп проплывёт мимо? Скорее всего, будет торг и имитация выполнения требований Венецианки. В итоге – некий промежуточный вариант, который не даст продвижения. Ресурсов для требуемых Западом преобразований у Зеленского – уже нет.

Могут быть интересны
Больше публикаций
Приветствуем, дорогой друг, если ты хочешь сообщить нам что-то очень важное, заполни форму. Тебя ждёт вознаграждение - мы платим за инсайд.